Интервью: В Национальном музее представлены великолепные экспонаты Солнечных фараонов

Интервью: В Национальном музее представлены великолепные экспонаты Солнечных фараонов

HomeWhat's NewИнтервью: В Национальном музее представлены великолепные экспонаты Солнечных фараонов
В 2002 году на пост директора в знаменитом Национальном музее, которому уделяется пристальное внимание, в возрасте 26 лет был назначен Михал Лукеш. За это время он решил множество серьезных проблем. Благодаря хорошей организации он справился с последствиями разрушительных наводнений с минимальным ущербом, реконструировал большое историческое здание и в конце августа открыл необыкновенную выставку, посвященную Древнему Египту.
Как Национальный музей справляется с ситуацией во время коронавируса?
Это время еще не закончилось, эпидемия все еще продолжается во всем мире и продолжает влиять на нашу деятельность. А когда все закончится, то остается под вопросом, вернется ли мир к нормальному состоянию, в котором он был в конце прошлого 2019 года. Я имею в виду, прежде всего, принципы экономической деятельности и туризма.
А что касается времени, в котором мы живем с коронавирусом, я думаю, мы неплохо справляемся. Чешский Национальный музей, как и все музеи, сначала был закрыт на два месяца. Это было его первое столь долгое закрытие со времен Второй мировой войны. Это также говорит о том, что это время необычное и особенное.
 
Удалось ли Вам эффективно использовать это время?
Говорят, что все плохое для чего-то становится хорошим, и мы старались использовать это время для нескольких вещей. Еще в прошлом году после капитальной реконструкции зданий мы разработали стратегию цифровой реконструкции. Она состоит из множества этапов, касается внутреннего и административного функционирования, коммуникации, оцифровки коллекций, презентации посетителей. Время коронавируса все значительно ускорило. Тем временем мы стали частью CESNET, которая представляет собой ассоциацию академических и университетских учреждений в области информационных технологий, облачных хранилищ и т. п. Мы проделали огромный объем работы в сфере информационных технологий и перешли на новый этап. Например, мы разрабатываем совершенно новое обширное приложение для посетителей, которое также должно исполнять роль маркетингового ресурса, и в то же время использовать все цифровые технологии, такие как виртуальная реальность или дополненная реальность. Помимо предметов нашей коллекции, мы будем предлагать нашим посетителям получить расширенные впечатления от посещения музея. И в этом нам действительно помог коронавирус.



Все говорит о том, что современному музею нужны современные технологии…
Конечно, раньше выставлялся для всеобщего обозрения экспонат жука и люди видели только жука и этикетку. И нужно было очень хорошо продумать, подготовить ли простую этикетку с надписью «жужелица шагреневая» или все же дополнить ее стендом, на котором будет замысловато описано, как размножается жужелица, чем питается, где живет и т. п. В музей приходит весь спектр посетителей, которых условно можно разделить на две большие группы людей. Одна группа хочет получить быстрые впечатления, а другая узнать больше новой информации. Довольно сложно удовлетворить все потребности с помощью классических технологий. Очень много текста обычно загромождает выставку, однако слишком мало текста никого не устраивает. Статические вещи обычно не доставляют удовольствие детям. Сегодняшние современные технологии и данные различных типов, будь то тексты, видео, изображения, трехмерная реальность, вы можете связать с жужелицей, чтобы, в конце концов, каждый нашел то, что хотел и в чем нуждался. Современные технологии значительно расширяют коммуникативные возможности музея и готовность помочь посетителю, который в этом в то же время нуждается. Однако музей не должен превращаться в виртуальный парк, в нем должен присутствовать genius loci.
 
Что еще Вы придумали во время коронавируса?
Мы отчетливо осознавали, что посещаемость музея очень сильно упадет. И поэтому мы решили, что нам нужно подготовить что-то новое. В наш план было включено сразу несколько выставок. В июне это выглядело как на беговой дорожке. Мы открыли минералогическую выставку, а затем специальную выставку «Символы государственного символизма». Мы подумали, что в такое тяжелое время было бы неплохо показать государственные символы и то, что под ними, хорошего и плохого, за этих 100 лет произошло. Затем появилась выставка «Сокровища нумизматических коллекций», благодаря которой мы открыли доступ к ранее неиспользуемым подвалам исторического Национального музея. И, наконец, 30 июня мы открыли первую зарубежную выставку из Словакии о генерале Ростиславе Штефанике, который является одним из основоположников бывшей Чехословакии. Выставка была очень интересной, потому что показала его не только как политика и генерала, трагически погибшего в авиакатастрофе, но и как чехословацкого Лоуренса из Аравии. Ученый, летчик, метеоролог, любитель женщин и приключений, такой незаурядный человек, который успел многое сделать за 39 лет своей короткой жизни.
Мы также уже предоставили доступ к большой повествовательной онлайн выставке «Великие чешские композиторы», посвященной звездному квартету – Антонину Дворжаку, Бедржиху Сметане, Богуславу Мартину и Леошу Яначеку.

Prague National Museum
 
Однако самым большим событием являются «Солнечные фараоны»...
Да, в этом году мы усиленно работали над золотым гвоздем нашей программы. Это большая выставка «Солнечных фараонов», уникальная коллекция экспонатов времен древнеегипетской империи из некрополя Абусир, где наши египтологи работают уже 60 лет. Впервые за все время египтяне разрешили вывезти такую большую коллекцию, страховая стоимость которой около миллиарда крон (около 37 миллионов евро). Эта выставка преследует две цели – продемонстрировать работу чешских египтологов в Египте и одновременно привнести в Чехию частичку древнего Египта. Речь идет о представлении чрезвычайно интересного периода первых строителей пирамид и первых фараонов, их жизни и функционирования тогдашней древней империи. Выставка будет украшать наше историческое здание до февраля 2021 года.
 
Не могли бы вы более подробно рассказать о выставке?
Она базируется на трех ключевых моментах. Первый – это уникальные предметы и коллекции из Египта, которые привезти сюда было очень сложно. В то же время, мы не можем привезти сюда весь Абусир, это большая местность с гробницами, находящаяся недалеко от Гизы на окраине Каира. Здесь царит прекрасная атмосфера, а самое интересное и ценное – это фрески, украшения отдельных пирамид и гробниц. Второй – это мультимедиа, где мы показываем, как это выглядит в Абусире, чтобы можно было представить себе данное место. Мы задействовали 3D-реальность, видеомэппинг и другие технологии.
Так что мы не бездельничали и надеемся, что то, что мы сделали, поможет нам в ближайшее время вернуться к нормальной жизни, восстановить посещаемость, привлечь чешских и постепенно иностранных гостей.
 
Кто ваши иностранные гости?
Мы привлекаем качественный состав посетителей, который любит культуру, придет, купит билет и ведет себя прилично в Праге. Если мы соберемся все вместе, возможно у нас появится возможность поменять посетителей Праги, а также других городов, которые раньше часто приезжали к нам только за дешевым алкоголем, на качественных кредитоспособных туристов, которые приносят социальную и экономическую выгоду. Это уже проявилось. Когда летом были смягчены противоэпидемические меры в отношении окружающих государств, стало ясно, что среди немецких и австрийских туристов таких много.
В первую очередь, мы сейчас нацелены на соседние страны. Мы будем следить за тем, что происходит в мире, как обновляется туризм, авиаперелеты, и постепенно будем привлекать других качественных посетителей. Мы постараемся использовать вышеупомянутую выставку «Солнечных фараонов», потому что такой привлекательной новой выставки осенью нигде не будет. Она также идеально подходит для всемирной компании чешского агентства CzechTourism. Это не та выставка, которая привезет только часть истории из какого-то уголка мира, а выставка, которая покажет искусство, эрудицию и находки чехов в Египте, где они на протяжении многих десятилетий участвовали в изучении и открытии одной из ключевых человеческих цивилизаций.
 
Какую часть посетителей Национального музея составляют отечественные, а какую – иностранные клиенты?
Национальный музей не состоит только из одного здания, у нас в Праге много разных построек, но, если брать в целом, комплекс исторических и новых зданий в Праге, конечно же, посещается больше всего. В прошлом году это был почти миллион посетителей, разделенных примерно 50 на 50. Чешских посетителей мы можем разделить на две основные группы – семьи, которые приезжают в основном по выходным, а затем школьные экскурсии и другие учебные заведения.



Генеральным директором Вы стали в 26 лет, в 2002 году, Вы верили, что справитесь?
Я знал музей, это была моя первая работа или подработка в 1993 году, когда у меня еще не было высшего образования и я окончил среднюю школу. Совершенно случайно я попал на факультет современной истории Чехии, где начал работать еще студентом. Проработал я до 1997 года. Это был хороший опыт, потому что я узнал, как работает музей изнутри. Я много видел, но при этом меня никто не замечал (смеется).
В 90-е я все же ушел с этой работы, но однажды мне позвонил мой бывший начальник и сообщил, что нынешний генеральный директор отказался от должности, в связи с чем министерство объявило тендер и что я соответствую всем квалификационным требованиям. Это меня удивило, потому что степень магистра я получил всего два года назад. Но потом я подумал, что попробую, напишу концепцию и предстану перед министерской комиссией. В итоге комиссия рекомендовала назначить меня на эту должность. Пост министра культуры в то время занимал Павел Достал, интересный и вдохновляющий человек, своеобразный политик, деятель искусств, энтузиаст, который однако не любил политиканство и делал удивительные вещи. Поэтому, вероятно, это не помешало ему назначить 26-летнего парня главой такого большого учреждения.
 
С какими поворотными моментами Вы столкнулись на работе?
Работа мне нравилась с самого начала. Некоторые поворотные моменты приходили спонтанно, а некоторые мне пришлось отвоевывать. У нас была стратегия и я знал, на чем мне нужно сосредоточиться в музее. Первым поворотным моментом были сильнейшие разрушительные наводнения 2002 года. Еще до них я начал выполнять распоряжение о подготовке музеем планов эвакуации для подобного случая. Эту подготовку мы закончили за пол года, и в итоге наводнение действительно разразилось. А так как сотрудники разрабатывали план, репетировали его, то они знали, где что находится и что им нужно делать. Это нам очень помогло сохранить коллекции. Благодаря этому мне удалось сблизиться со многими людьми в музее. Во время наводнения вместе с моими коллегами я участвовал в защитных мероприятиях, и они узнали, что я не по протекции получил эту должность, и что меня действительно волнует судьба музея.
Второй поворотный момент пришел с новой выставочной политикой. Наша новая стратегия была направлена на крупные профильные выставки – «Охотники на мамонтов», «Вода и жизнь». До этого люди ходили в музей, можно сказать, только один раз в жизни, и мы попытались это изменить. Чтобы музей жил, чтобы он был хорошим образовательным, воспитательным учреждением.
Другой поворотный момент коснулся наших коллекций. У нас их 20 миллионов, они были разбросаны по разным местам в плохих помещениях, плохо подготовлены и зарегистрированы. И мы начали приводить их в порядок. Многие объекты Национального музея я унаследовал в таком плохом состоянии, что нужно было немедленно предпринимать меры. Сначала я начал лоббировать сбор денежных средств, а когда они у меня появились, мы начали ремонт.
 
Настала очередь масштабной реконструкции исторического здания...
На протяжении всего процесса это было большой мечтой. Историческое здание не ремонтировалось с момента постройки в 1891 году и находилось в аварийном состоянии. Это была большая инвестиция, мне нужно было убедить политиков, найти деньги, затем нам пришлось перевезти почти 10 миллионов коллекционных предметов, 20 км книг и где-то должным образом их хранить. Кроме того, мы построили и реконструировали крупные депозитарные комплексы, а затем нам нужно было точно рассчитать время переезда.
При этом нам удалось убедить тогдашнее правительство отдать нам соседнее современное здание бывшего Федерального собрания, позже Радио Свободная Европа (Radio Free Europe). В то же время мы соединили два здания в подземелье и таким образом расширили музей на Вацлавской площади в центре Праги, получив комплекс из двух зданий, что сделало нас довольно большим музеем.
Еще одним поворотным моментом стал коронавирус, о котором мы уже упоминали, потому что внезапно нам приходится совершенно по-другому думать о функционировании музея.
 
Что Вы еще планируете?
Мы создаем все экспозиции с доисторических времен, подготавливается полноценная научно-историческая экспозиция, мы приступили к экспозиции ХХ века, будет создан специальный музей для детских посетителей, для школьников. Возраст с 4 до 7 лет – удивительный возраст, эти дети впитывают различную информацию, как губка, но вы должны общаться с ними на их языке, через эмоции, цвета, опыт, игры. Вот почему мы работаем с педагогами и деятелями искусств.
А сейчас мы работаем над очень интересным проектом «Люди». Это будет археологическая и антропологическая экспозиция, разработанная молодым чешским архитектором Петром Янда, прославившимся, например, возрождением набережных Праги.
Я оптимистично настроен, и если все будет хорошо, я верю, что скоро мы откроем новую выставку или выставочный блок. Мы активно сотрудничаем с зарубежными партнерами, благодаря выставке «Солнечных фараонов» у нас есть технология для перевозки других выставок, также мы создаем план выставок на более длительный период.
 
Планируете ли Вы что-нибудь особенное, кроме «Солнечных фараонов»?
Осенью следующего года мы хотим привезти выставку «Страна мамонтов», которая подготавливается специально для нас. Мы хотим привезти из Сибири около 10–12 частей замороженных мамонтов и других животных того времени. Это очень сложно, сейчас мы работаем над технологическим процессом выполнения перевозки.
 
В каком виде посетители это увидят?
Они должны быть размещены в стеклянных морозильных камерах, в которых все будет видно. В прошлом году мы познакомились с этой технологией на небольшой выставке в Японии.
 
Откуда Вы это привезете и как Вы работаете с местными экспертами?
Из Республики Саха в Сибири, люди там очень общительные и отзывчивые, и мы бы хотели этим воспользоваться для презентации Дальнего Востока Сибири. Помимо ископаемой мамонтовой фауны, у них есть месторождение алмазов и огромное количество других вещей. Наши палеонтологи хотели бы принять участие в исследованиях на этой территории.
Затем вместе с Баварией мы готовим большую выставку о барокко, которую хотим представить не только как искусство, но и как феномен определенного периода в регионе. Интеллектуальный, литературный, социальный...


 
А как обстоят дела с Вашей экспедиционной деятельностью?
Мы ее восстанавливаем. В Судане у нас есть эксперты по Меройской империи, еще одной великой цивилизации Нила. Во время конфликта в Сирии мы пытались направить материальную помощь сирийским специалистам по спасению памятников археологии, мы получили лицензию на археологические исследования в районе Tell Al Shameh- Naher-el-arab, где находятся памятники археологии 2500 г. до н. э. Я надеюсь, что ситуация с коронавирусом позволит нам в ближайшее время начать исследования. Мы также должны работать в Алжире над археологическими исследованиями тоже периода античности.
www.nm.cz/en
 
Кто такой Михал Лукеш
Михал Лукеш изучал историю и словакистику на Философском факультете Карлова университета. В центре его интересов находится современная чешская и словацкая история, которой он посвятил себя во время учебы в аспирантуре. Он проходил стажировку в Германии, Австрии, Италии и США. В 1993 году он начал работать в Национальном музее, где проработал до 1997 года как документалист Отдела современной истории Чехии. С 1998 по 2001 год он был заместителем директора Театра Без Забрадли. В 2002 году, когда ему было 26 лет, министр культуры Павел Достал назначил его директором музея. Под его руководством Национальный музей отремонтировал большую часть ветхих зданий и построил современный депозитарно-лабораторный комплекс. Он добился реконструкции здания Национального музея на Вацлавской площади и обеспечил ее финансирование.